l

Про информатику и Basic Spectrum

22.03.2019 150 Блог Ваш комментарий

Школу я окончил в 1994 году, а году в 1991 я заболел. Ну, как заболел? До той поры я собирался стать юристом, адвокатом. Все читали детективы и рассчитывали на яркую активную жизнь, если её связать с этим поприщем. Я не был исключением, хотя во взрослой жизни успел узнать, что работа юриста по большей части — рутина. А тогда хотел и готовился. И вот, летом 1991 года в нашей станице я увидел впервые компьютер Basic Spectrum.

Это стало краеугольным камнем. Кто-то тут собирался стать юристом? — Нет, не слышал. Теперь я хотел работать на компьютере. Это не было выбором новой профессии в том смысле, который вкладывают в это слово. Это был диагноз, болезнь. Такое не лечится. Раз и навсегда я решил, что должен заниматься только этим. Ясно, что подросток 14 лет вкладывает свой смысл во фразу «работать на компьютере». В первую и главную очередь это, разумеется, игры. Что это были за игры? А сами компьютеры? Начать правильнее с них. Готовы? — Погнали.

Спектрумы были столь популярны, что во всём мире производилось множество их модификаций. Били среди них и такие, где магнитофонный блок встраивали в корпус.

Те, кто привык к современным системным блокам — забудьте, всё помещалось в корпусе под клавиатурой. Никаких жёстких дисков, процессор, оперативная память и система ввода-вывода. Куда выводилась информация? Монитор? — Нет. Телевизор! А откуда же загружались программы в память устройства? — С магнитофонной ленты. Программы — вообще-то любые программы, то есть и части операционной системы, а не только игры — записывались на кассеты и с них же попадали в оперативку компьютера. Графика? Те, кто жалуется на графон современных игрушек, вас бы в наше подростковое время. И ведь нравилось. Играли!

Достаточно привести простой пример. Это было то самое время, когда кругом процветали видеосалоны. Нет, не прокаты кассет с фильмами, а небольшие помещения, куда набивались толпы людей, чтобы за рубль посмотреть очередной вожделенный шедевр Голливуда — Рэмбо, Командо, Горца с Кристофом Ламбером и прочие. Так вот, такса за почти двухчасовой фильм была рубль. Первые взрослые владельцы Спектрумов переплюнули владельцев видеосалонов. Рубль брали за 15 минут игры на компьютере. Вы спросите: «И платили?», — отвечаю: «Ещё как платили!» Подростки несли в такие места все свои свободные деньги.

Необходимо было найти помещение с электричеством, поставить в нём телевизор, конечно, цветной; магнитофон и всё, можно было зарабатывать капитал, куда там наркобаронам. В нашем случае такой игровой салон устроили в детской библиотеке. Многие ли из нас посещали это место ради книг? Я — да, но вообще не многие. Теперь же ажиотаж был обеспечен каждый вечер и по выходным. К клавиатуре прилагался джойстик, реже — два, для парных игр. А сами игры? Можно было перебегать дорогу в потоке мчащихся машин или наоборот, попробовать себя в роли гонщика или лётчика истребителя. Понятно, что набор игр этим не исчерпывался, однако стоит помнить, что загрузка той или иной игрушки велась с кассеты, это занимало какое-то время. Самые крутые игры с «тяжёлой» графикой или серьёзным сюжетом могли грузиться около десяти минут, но оно того стоило.

Вторым этапом стало приобретение таких компьютеров любящими родителями своим деткам. Что мы только не «плели», чтобы уговорить их на эту очень-очень недешёвую покупку! Был и у меня свой компьютер, но не Спектрум, а Апогей. Их системы были несовместимы, что мы выяснили достаточно скоро. Программы для каждой из них писались на своей частоте звука, считать чужую программу было невозможно. Тем не менее, подростков, у кого был хоть какой-то компьютер, в любом классе можно было пересчитать по пальцам одной руки. Да, эти парни быстро становились очень популярными, даже если до покупки всё было иначе.

А летом 1992 года на каникулах прошёл слух, что к нам в школу — неслыханное дело — привезли и установили компьютеры для изучения нового предмета — информатики. Слушайте, это уже была локальная сеть из шестнадцати машин, которые загружали операционку по команде с учительского компьютера-сервера. К нему, тоже неслыханное чудо, был подключён дисковод для гибких пятидюймовых дискет. Сначала загружался сервер, а потом по команде с него «включались» наши рабочие места. Разумеется, этот процесс тоже не был быстрым, однако с кассетами не сравнить.

Новый предмет вёл Николай Фёдорович Родионов, учитель алгебры и геометрии, ему, кажется, пришлось срочно проходить какие-то курсы, но теперь мы бесплатно работали за компьютерами. Не только играли, конечно, а и учились чему-то новому. Программировали на бейсике, к примеру. Следует ли говорить, что на факультатив по информатике записалось рекордное количество подростков?

И вот настал очередной момент, когда я осмелился подойти к учителю с вопросом о том, куда же мне пойти учиться? Состоявшийся короткий разговор я помню по сей день.

— Володя, тебя же не устроит техникум?

— Вероятно, нет.

— Тогда нужно искать ВУЗ с прикладной математикой.

Три предложения и судьба была решена. Пожалел ли я хоть раз в жизни, что так и не стал юристом? — Нет. Следует ли говорить, что учился я именно на прикладной математике? За свою трудовую жизнь я много чем занимался, но так или иначе это всегда были и остаются компьютеры. Добавлю то, что уже несколько раз говорил и писал, мне всегда везло с учителями в жизни.

Оставьте ваш отзыв:

 

Real Time Web Analytics